ПИФ. Инвестиционный фонд MMCIS investments
интернет-журнал Солист.

Solist

интернет - журнал
апрель 2011г.

Книги, фильмы, музыка, инструменты
Пользовательского поиска

Главная

Предлагаем нашему читателю фрагмент из книги писательницы Зои Богославской о Бетти Форд - жене президента США Джеральда Форда.
Писательница побывада в доме президентской четы и взяла интервью у Бетти Форд.Часть 1 интервью. Часть 2 интервью.

Фрагмент о Жаклин Кеннеди: часть 1 и загадки убийства президента Джона Кеннеди. Часть 2.

Зоя Богуславская о Ненси Рейган.

Часть 2.

Продолжение. Начало.

Пока мы рассаживаемся под большой люстрой в Вермельской гостиной с бежево-золотистой мягкой мебелью (прозванной «золотой»), где на стеклянных полках выставлены многочисленные изделия мастеров той местности, и обмениваемся приветствиями, я мысленно воспроизвожу то немногое, что мне удалось узнать из официальной биографии Первой леди.

Ненси Рейган,Рональд Рейган и Мерлин Монро Мать Нэнси Дэвис — актриса из Нью-Йорка, а тот, кого она считала истинным отцом,— отчим, доктор Ройял Дэвис, с пониманием отнесся к успехам дочери в драматическом искусстве. Начав карьеру с кино- и телефильмов на Бродвее, Нэнси успела сняться в 11 лентах. Из них в трех, уже будучи женой Рональда Рейгана (обвенчались они 4 марта 1952 года), и в последнем своем фильме «Дьявольские кошки на флоте» Нэнси появляется на экране вместе с мужем вскоре после того, как становится госпожой губернаторшей (1967 г.). Однако во время войны карьера актрисы прерывается. Нэнси ведет колонку хроникера, уделяя немало внимания событиям во Вьетнаме. Все заработанное в эти годы она отдает женам заключенных, и с тех пор на многих, кто нуждался в этом, обращено ее сострадание. Минует десять лет, и многие из этих благотворительных программ поднимутся на общенациональный уровень.

Нэнси становится первой из жен президентов, которая удостаивается доклада о проблемах наркомании в ООН. В общественном сознании за Нэнси долгое время сохраняется роль лидера в борьбе с наркоманией. В 1987 году она удостаивается звания доктора гуманистических наук Джордж-таунского университета. По опросам Института общественного мнения Гэллапа, миссис Нэнси Рейган много раз называлась среди самых популярных женщин мира.

Зная все это о хозяйке Белого дома, я осознаю, как не просто будет найти новые аспекты для предстоящего разговора. Пусть я предупреждена, что встреча носит частный характер и не подразумевает официального интервью, все же я получаю право передать содержание беседы читателям моей книги.

— Пожалуйста, можете обо всем писать,— охотно откликается Нэнси на мой вопрос,— исключая, может быть, очень личные моменты.

Когда беседа была уже позади, я не нашла в ней особых «личных» моментов, поэтому восстанавливаю ее ответы почти полностью.

— Как я довольна, что могу вспомнить мою поездку в Москву и Переделкино,— говорит миссис Рейган, когда мы садимся,— это было так успешно. Только что нам сообщили, что освобождена из заключения еще одна пара, мы о них просили в Москве. Как же их фамилия? Никак не вспомню. На Б.? Вдруг забыла их имена... Садитесь, пожалуйста, сейчас принесут чай. Ненси Рейган и Раиса Горбачева

Я благодарю за присланные в Москву фотографии и сразу же перехожу к главному.

— Вы ставили вопрос о борьбе с наркоманией в ООН три недели назад и этот доклад был столь непривычен в устах женщины, не правда ли? Поддержали ли вас жены других глав правительств?

— О... это хороший вопрос,— улыбается Нэнси.— Сначала — нет. Теперь стало чуть-чуть легче. Понимаете, в чем оказалась сложность? Никто вообще не хотел признаваться, что у них существует эта проблема.

— Но почему?

— Знаете, как в семье это бывает... Никто не хочет, чтоб знали, что именно у них поселился этот порок. Но в мире бизнеса такого рода признание имеет и другую сторону. Если торговля наркотиками выплывает на международную арену, с такими странами усложняются политические и торговые отношения, а это влияет на международный климат вокруг них. Я хорошо изучила эти вопросы, когда выступала на 43-й сессии.— Она оборачивается на чьи-то шаги, под лучом света шапка светлых волос отливает рыжиной.— Уверена, что не следует бояться открытого разговора о наркомании, скрывать такие вещи. От этой глобальной проблемы нам все равно не уйти.

— Как и от СПИДа?

— Конечно. Но ведь эти проблемы тесно связаны — наркомания и СПИД. Вот, когда мы были в Москве, меня уверяли, что только один случай СПИДа в России. А как может быть один случай, ведь больного кто-то заразил? — Она усмехается.— К этому человеку ведь от кого-то перешла болезнь? То же самое с наркоманией.

— У нас только начинают громко говорить о таких вещах, как наркомания, СПИД или однополая любовь,— поясняю я,— для нас это так непривычно («неприлично»), что многие протестуют, когда подобные темы поднимает телевидение.

Рассказываю Нэнси о передаче, которую смотрела перед самым отъездом. На экранах мы увидели портрет 29-летней проститутки из Ленинграда, умершей от СПИДа. Врачи пытались с помощью телевидения установить партнеров этой женщины.— Видите, какой у нас произошел сдвиг?

— Безусловно. Сейчас у вас происходят очень серьезные процессы. Даже то, как нас встречали. Мы же не знали, как нас будут встречать. Может быть, враждебно? Но выражение симпатии было так искренне, мы были прямо поражены теплотой! — Нэнси словно заново переживает прежнее состояние.— Как-то мы вышли на Арбат, все бросились к нам, узнавая, пожимали нам руки, желали успешного завершения всех начинаний. Все это не могло быть запланировано. Это было для нас так удивительно!

Я киваю.

— Когда пронесся слух, что вы приедете в Переделкино, жители городка меня спрашивали: «Правда ли, что к вам приедут Рейганы?» — Я смеялась: «Первый раз слышу!» — Вы удивитесь, но нам действительно ничего не было известно. Мы узнали о вашем посещении только накануне вечером. Пришли американцы и говорят: «Мы бы хотели узнать, чем вы будете угощать жену президента и двух других гостей?» Я немного даже возмутилась: «Каких гостей? Откуда вы взяли это?» Американцы были поражены, но нам действительно никто ничего не сказал. Когда я поняла, что вопрос о визите не розыгрыш и гости придут на утренний завтрак, у меня и вправду возникли большие проблемы. Как мне быть? Что ест на завтрак Первая леди? И сможем ли мы в течение ночи приготовить такой завтрак?

— Еда была такая вкусная, ваш дом удивительно милый,— оживленно отзывается Нэнси,— меня торопили, а мне было так хорошо, и я все хотела как-то задержаться. Я видела у вас на подоконнике стоял сладкий пирог, он очень вкусно пах свежеиспеченным, и мне ужасно хотелось его попробовать...— Она смеется.— И потом, когда я от вас уходила, уже на улице... Эти три женщины, я не могу их забыть. Они бросились ко мне, я не удержалась, пошла им навстречу, они обняли меня, на глазах у них были слезы.— Одна — та, что на снимке, повторяла: «Сделайте так, чтобы не было войны для наших детей». У вас тоже есть этот снимок? Среди тех, что мы послали? Но у меня их много. Как в замедленной съемке, женщины ближе, еще ближе, еще... Представляете, как это было? Наши агенты безопасности чуть с ума не сошли! Они увидели чужих и боялись, что со мной что-то случится, но, когда я села в машину, я увидела, что у них самих влажные глаза.— Нэнси превозмогает волнение.— У меня, знаете, почему-то было такое чувство, что я бросила этих женщин. Я так благодарна была за этот импровизированный ленч в вашем доме, передайте вашему мужу А. Вознесенскому мою признательность, что состоялся этот визит. Где он сейчас?

Рассказываю о фестивале искусств в Гренобле, где он принимает участие и где под одной крышей сегодня объединились русские поэты из разных стран. Потом упоминаю о разноголосице мнений вокруг проблемы неделимости русской культуры, где бы ни находились наши писатели. И по странной аналогии спрашиваю Нэнси:

— Если, находясь с президентом, вы окружены людьми и он высказывает мнение, которое вы не разделяете, как вы поступите?

— Если я не согласна с президентом, я скажу ему об этом. Ненси Рейган

— В присутствии других?

— Нет, когда мы останемся одни. Тогда я скажу все, что думаю.— Она доверительно наклоняется ко мне.— Но представьте, хотя мы остаемся с ним одни, все равно потом все, что я скажу ему, становится каким-то образом известно. Как это получается, не знаю, но всегда находится человек, который каким-то образом узнает об этом и расскажет другим. Меня всегда за это критикуют.

— Где критикуют?

— В прессе. За то, что я высказываю свое мнение. Я же не глупая, почему я не могу иметь своего мнения .

— А случается ли, что люди хотели бы обратиться к президенту, но не могут к нему достучаться и обращаются за помощью к вам?

— Очень часто. Сейчас Ронни пишет книгу о своем президентстве, и я тоже пишу свою. Когда моя книга выйдет, подобные вопросы сами собой отпадут. Многое будет гораздо яснее.

— Значит, и ваша книга поведает нам о 8 годах в Белом доме? И о поездке в Союз?

— О! Я расскажу обо всем.

— Ну вот скоро вы покинете Белый дом. Чем вы предполагаете заниматься, как используете свободное время?

— Нет-нет,— машет рукой Нэнси,— у меня никогда не хватало времени на все, я даже не могу вспомнить или придумать сейчас, что же я делаю в свободное время. Я вечно занята. Сегодня, когда вы пришли, я проводила очередное совещание сотрудников Белого дома, работающих со мной.

— А в отпуске или на отдыхе?

— И там я не могу себя представить неработающей. Массу времени отнимает будущая книга, каждый день много дел по программе борьбы с наркоманией, а теперь вот еще хлопоты по подготовке к Рождеству. Ведь я должна подумать обо всех, чтобы были и хорошие празднества, и подарки.— Лицо Нэнси становится озабоченным, она вздыхает.— И то, что мы уезжаем отсюда... Надо восстановить и привести в порядок наш будущий дом, оборудовать контору президенту... И потом наши кадры здесь— это меня ужасно беспокоит, о каждом из них тоже надо подумать. В общем, все это требует много времени.— Тон ее меняется.— Это не как у вас,— сообщили, что руководитель уехал отдыхать, и никто не видит его, никому не известно, где он, чем занят. У нас не скроешься, тебя найдут всюду. Нет-нет, я никогда не отдыхаю!

При этих словах, словно застучал маятник, Нэнси замолкает. Мы встаем. Еще несколько фраз, минута около двери у картины, запечатлевшей красоту дикой пустыни, мои пожелания успеха во всем, что они намерены осуществить уже после отъезда из Белого дома, и мы спускаемся вниз.

— Спасибо за пожелания,— чуть склоняет голову Нэнси.— Несколько снимков?

Та же женщина-фотограф, что была в Переделкине, а теперь неслышно появившаяся здесь еще за чаем, делает несколько кадров. В нижнем вестибюле, словно вписанные в полукружия черных дверей, мы прощаемся, в легком полупоклоне пожимая друг другу руки.

До свидания, Нэнси! «До свидания ли?» — думаю я, покидая Белый дом — резиденцию президентов Америки, уже наполненную предощущением новых хозяев, нового поворота американской жизни.

Зоя Богуславская.

Вернуться на главную

 

 


Украинская Баннерная Сеть

 

Rambler's Top100

Solist.ho.ua 2009-2011г. Реклама на сайте
© использование и копирование материалов сайта разрешается при наличии прямой ссылки на сайт и указания автора материала.
Наш электронный адрес: solist2@gmail.com